“Призрак” который умеет “отводить глаза”

Необъяснимое и малоизученное. » » “Призрак” который умеет “отводить глаза”

В 1994 году в Казани существовало частное сыскное агентство «Стэнли», названное в честь исследователя Генри Мортона Стэнли, в свое время разыскавшего в Африке пропавшего аглийского ученого и путешественника Д. Ливингстона.
Однажды в «Стэнли» обратился «предприниматель (в документах агентства он проходил под именем Валентиныч). У него возникло странное чувство присутствия коттедже кого-то постороннего. Дом был окружен надежным забором, по периметру установлены видеокамеры На воротах постоянно дежурили двое охранников.
Жил Валентиныч один. Домработница приходила два раза в неделю, чтобы навести порядок. Однако развитое чувство самосохранения подсказывало хозяину, что в его доме, где-то с ним рядом, все время пребывает кто то еще.
Валентиныч никогда не обращался в милицию. Сам решал проблемы. Но тут он, человек, настроенный мистически, предположил, что в доме мог поселиться призрак кое-кого из сгинувших в былых разборках. Быть может, одного из тех, кто думал при жизни, будто ему задолжал, и не оставил свои мысли после смерти.
Однако странное дело, это привидение как будто старалось не беспокоить хозяина коттеджа! Собственно, призрака Валентиныч не видел. Замечал иногда, как колыхалась портьера в дверном проеме, словно «постоялец» проходил из комнаты в комнату. Скрипело кресло, будто освобождаясь от тяжести. Казалось, что пружинили под чьими-то шагами половицы. В библиотечной комнате, куда Валентиныч изредка заходил поливать мексиканскии кактус, он как-то вдруг почувствовал, что будто бы кто-то ждет, пока он уйдет.
Однажды, возвращаясь домой, он заметил в темном окне отблески телевизора. Войдя, обнаружил телевизор выключенным , но теплым.
В другой раз в окнах библиотеки как будто светилась настольная лампа, он сперва подумал, что забыл выключить. Взбежал по лестнице. Лампа уже не горела.
Валентиныч велел охранникам утроить бдительность, но без толку. Он и сам не раз обыскивал с пистолетом весь дом.
Влажное полотенце в ванной. Не хватает сигарет в оставленной утром пачке. Кое-что пропало из холодильника! Кто же остановился «на постой»?
В Казани «охотников за привидениями» не было, и Валентиныч обратился в сыскное агентство, рассудив, что дом у него хотя и большой, но все же не Африка – пусть «Стэнли» найдет его «Ливингстона».
В агентстве удивились, конечно. Но клиент был весьма состоятелен. Записали про полотенце, телевизор и холодильник.
Приехавший сыщик позавидовал собранию сочинений Сименона, которое доставили неделю назад. Все томики стояли по порядку, однако четвертый был слегка выдвинут и страничка в нем загнута. А Валентиныч к книгам «по жизни» не прикасался – заказал собрание для интерьера.
Коттедж новый, потайных комнат нет и спрятаться негде. Чтобы кто то жил незаметно – невероятно. Может быть, и в самом деле привидение? Но какое привидение, если у хозяина вчера из холодильника исчезла копченая курица? Не привидение, а какой-то нахлебник!
Через забор никто не перелезет, камеры засекут. И мимо охраны не пройти.
Детектив предложил поставить в доме скрытые камеры. Известны случаи, когда техника фиксировала призраков.
Просмотрели запись на следующий день, и Валентиныч глазам не поверил: ходит мужик по дому – не прячется. Вот кто курицу съел! Непостижимо! Ведь нет же никого рядом! И мужик никак не похож на призрак – вполне материальный, непрозрачный. В тюбетейке. Татарин, кажется.
Стали «в прямом эфире» по монитору следить. И вот видят: этот «Ливингстон» в тюбетейке заходит
в библиотеку берет четвертый том Сименона, садится в кресло и открывает там, где страница загнута.
Вбежали. Книга – на столике! Никого. А дверей других нет.
Вернулись и открутили пленку. Опять у книжной полки татарин. А вот и они – вбегают, осматриваются. А человек этот в пяти шагах от них стоит.
Детектив решил подключить к расследованию добермана Кешу – тому мозги не запудришь, поскольку не густо мозгов-то у Кеши.
На другой день уселись у монитора втроем. Видят, что заходит человек в библиотеку. Все трое – туда. Никого! Но далее последовала сцена, весьма напоминающая эпизод у Гоголя, когда Вий указывает на Хому-философа, и его, прежде невидимого, замечает нечистая сила. Только в роли Вия выступил доберман.
«Искать!» – крикнул сыщик. Доберман Кеша словно удивился: кого же тут искать-то? Вот он, нахлебник. И, о чудо! – человек у них на глазах как бы проявился из небытия.
Есть такие картинки-загадки: изображен, например, кабан на поляне кустарник за ним, но можно увидеть «спрятанное» в тех же линиях и штрихах и другое изображение, скажем, охотника. Увидеть его довольно сложно. Хотя, когда увидишь, то уже не понимаешь, как можно было не замечать прежде?
Валентиныч и детектив – оба поняли, что все время «видели» человека, однако не замечали. Видеть и воспринимать – не одно и то же. Но для Кеши не существовало «картинок-загадок». Доберману не отведешь глаза, и он сразу нашел «охотника».
Выражение «отводить глаза» существует очень давно. Такое умение приписывали ведьмам и колдунам, то есть, определенному типу людей, способных на мощное энергетическое воздействие. Вот такой тип и остановился на постой у Валентиныча.
Типа, как оказалось, звали Фазиль Мусаевич. Когда-то он работал в одном НИИ. Развалился НИИ, жизнь освободила Фазиля от прежних дел. Попытался он «взять свое» в казино «Золотая орда», почти уже взял да оказался в бомжах.
И вот, бомжуя с 1992 года Фазиль Мусаевич спонтанно открыл в себе умение «отводить глаза».
– Еще и не то откроешь, как с мое поночуешь по чердакам. Сколько раз менты на улицу спускали. Но однажды перестали замечать.
Фазиль Мусаевич жил у Валентиныча вот уже три месяца. Дом большой, собак, слава богу, нет. А когда устанавливали видеокамеры, Фазиль Мусаевич в мечеть отлучился и прозевал готовящуюся каверзу.
Фазиль не умел, конечно, становиться невидимым, но наловчился так воздействовать на людей, что его хотя и видели, но не выделяли из «картинки». Он умел как бы сделаться «составной» частью этой «картинки». Фазиль Мусаевич не изменялся и ничего не менял вокруг, но каким-то образом заставлял поверить всякий раз, что именно вот тут ему и место. А на то, что находится на своем месте, мы смотрим, но часто не замечаем.
Кроме того, в природе много разных закономерностей. Все они в сложном взаимодействии. У естественных законов есть словно бы свои границы применимости. Есть круг условий, где хотя и действует конкретный закон, но, переступив «границу», он искажается, уступая в какой-то степени место другому. Вот тогда, возможно, и происходит то, что мы называем чудом.
Как говорил австрийский психолог Альфред Адлер, «мы знаем гораздо больше, чем понимаем».
Официальная наука такие вещи не комментирует. Однако великий Эйнштейн утверждал: «Целью всей деятельности интеллекта является превращение в нечто постигаемое некоторого чуда».

Поделиться с друзьями!

<<
>>



Интересные новости и статьи:


Последние публикации: